Ф. Гальтон и проблемы наследственности

Фрэнсис Гальтон известен как один из основоположников евгеники - «науки об облагораживании человеческой природы». Идеи евгеники и само имя Ф. Гальтона были дискредитированы тем, что евгенику использовали для оправдания расизма и геноцида. Однако искажение и извращение идей евгеники, отметил профессор И. И. Канаев, не являются основанием для нигилистического отношения к научному содержанию этого направления исследований, к самому Ф. Гальтону. Этот ученый вправе занять достойное место в ряду крупнейших мыслителей нового времени.

Истинная суть евгеники, как она виделась и самому Ф. Гальтону, - поиск разумных и гуманных путей применения законов наследственности к человеку, разработка оправданных в медицинском и социально-этическом отношении мероприятий, обеспечивающих рождение и развитие особей, полноценных в наследственном отношении. В этом плане евгеника перекликается с медицинской генетикой наших дней, а также ставит еще пока слабо реализованную задачу воспитания грамотного отношения населения к вопросам брака и регуляции деторождения. «Каждая социальная формация создает свою евгенику, - писал академик Б. Л. Астауров в 1967 году. - Мы должны создавать такую систему охраны наследственного здоровья, в которой соблюдение интересов общества не попирало бы индивидуальные права личности».

В связи с разработкой вопросов наследственности человека Ф. Гальтоном были намечены пути применения в этой области математико-статистических методов. Здесь он оказался преемником бельгийского антрополога и математика А. Кетлэ, доказавшего приложимость законов статистики к описанию биологической изменчивости. Изучение наследственности через анализ изменчивости - способ, который применяли генетики. Биометрики использовали такой же подход, но применяли иные методики.

Ф. Гальтон является идейным вдохновителем того направления в учении о наследственности, которое получило название «биометрика». В свою очередь, он сам в своих «Воспоминаниях» пишет об огромном влиянии, которое оказал на него труд его двоюродного брата Ч. Дарвина «Происхождение видов», заставивший «обратить внимание на новые и сложные проблемы изменчивости и наследственности живых форм». А работы А. Кетлэ подсказали Ф. Гальтону пути эффективного исследования этих проблем. В 1889 году увидел свет основной труд Ф. Гальтона «Наследование в природе». Он стал программным для последующих работ биометриков. В этом труде подробно обсуждаются методика изучения биологической наследственности, вопросы взаимосвязи наследственности и изменчивости, наследственности и видообразования, высказывается ряд оригинальных мыслей в области теории наследственности и теории эволюции.

Ф. Гальтон приходит к выводу, что наследственные изменения, лежащие в основе новых форм жизни, могут быть разного масштаба. Эволюционный процесс, считает он, не обязательно всегда идет очень маленькими шагами, как полагал Ч. Дарвин, но иногда и большими. «То, что эти шаги могут быть маленькими и что они должны быть маленькие - это две разные точки зрения. И только последнему я возражаю, причем когда утверждают в том смысле, что неопределенное слово «малый» необходимо применять в смысле «едва-едва различимый». Какого бы масштаба ни были возникшие изменения наследственности, они должны пройти апробацию естественным отбором, прежде чем новая форма займет место в природе». Такой взгляд на взаимоотношение изменчивости и эволюции был поддержан К. Пирсоном, развившим концепцию видовой формы. Много лет спустя к аналогичным выводам пришел К. М. Завадский. А. В. Яблоков сформулировал представление о «популяционной форме» как еще одном звене, связующем индивидуальную изменчивость и видовое разнообразие. В итоге фундаментальный ряд событий, сопровождающих процессы порождения новых форм жизни естественным отбором, представляется следующим: наследственные изменения разных масштабов популяционная форма - видовая форма - новый вид.

Ф. Гальтон полагал, что многие индивидуальные изменения являются всего лишь нестабильными отклонениями, продуктом воздействия на наследственность среды. Именно он впервые высказал мысль о двойственном характере индивидуальной изменчивости. Впоследствии она получила подтверждение в работах В. Иоганнсена, Ф. Добжанского и других и трансформировалась в представление о мутационной и модификационной изменчивости.