Принципиальное уточнение концепции Г. Шпемана

О ЛИД зиготы известно пока мало. У организмов, размножающихся половым путем, он реализуется в процессах формирования системы информационных детерминант зиготы — полового зачатка, объединяющего наследственные факторы родителей. Окончательная структура зиготы формируется после оплодотворения (в обычном случае) или в результате партеногенеза. Важное значение дифференцированного строения зиготы, роли ее ЛИД в процессах специализации частей зародыша подтверждают работы по изучению «направительной плазмы», проведенные в Институте биологии развития им. Н. К. Кольцова АН СССР В. Н. Верейской и Е. Р. Терской.

Т. Уиттейкер, И. Кандлер-Зингер, К. Калтхов, К. Иллменси, П. Маховец и другие исследователи подтвердили, что именно биохимическая неоднородность цитоплазмы зиготы определяет процессы первичных дифференцировок зародышей. Фактически они подтвердили вывод экспериментальной эмбриологии, сделанный еще в начале века. Это, несомненно, верный вывод. Печально поэтому читать такое признание: «По мере деления клетки яйца различные ее участки получают разные цитоплазматические компоненты каких-то детерминант, которые и определяют ход дифференцировок», — пишет Л. Вольперт… в 1982 году. «Каких-то детерминант»! И это спустя десятилетия после того, как Т. Морган уже ставил вопрос о необходимости изучения этих самых детерминант — о каком прогрессе в области теории управляемой наследственности может идти речь?

Конечно, есть большие трудности исследования процессов детерминации. Упоминалось о разочарованиях, постигших исследователей, пытавшихся найти конкретные вещества, вызывающие дифференцировки. В некоторых случаях такого рода морфогены все же удается установить, о чем свидетельствуют, например, работы X. Тидемана. Но морфогенетические эффекты определяются и балансовой регуляцией, о которой уже рассказывалось.

В свете концепции балансовой регуляции по-новому воспринимаются идеи Г. Шпемана. Его школой было подтверждено, что уже в зиготе содержится набор специфически распределенных в ней веществ — организаторов морфогенеза. Эти вещества включают в работу вещества — регуляторы индивидуального развития в первых клетках дробления (бластомерах), а те, в свою очередь, индуцируют работу организаторов последующего уровня онтогенеза. Так дело и идет вплоть до формирования взрослого организма и его естественной гибели от одряхления. Как видим, даже геронтологию и гериатрию (науки о старости и ее лечении) могли бы заинтересовать идеи балансовой регуляции.

Открытие балансовой регуляции показывает, что не всегда стоит пытаться искать конкретные вещества-организаторы, чаще речь может идти об индукции предыдущими этажами развития не новых морфогенов, а новых соотношений между ними в формирующихся частях зародышей. Это — принципиальное уточнение концепции Г. Шпемана.