Генорегуляция и СПИД

Обсуждая проблему механизмов генорегуляции, затронем еще один жизненно важный пример. Невосполнимые потери приносят «венцу природы» - человеку различные вирусные инфекции, виновники эпидемий и эпизоотии. Особенно угрожающим стало положение в наши дни в связи с наступлением пандемии СПИД. Приходится признать, что человеком пока используются далеко не самые эффективные средства в борьбе с разрушительной работой патогенных вирусов, хотя предпринимаются попытки использовать самые современные достижения науки.

Примером может служить разработанная группой исследователей (Д. Кнорре, Р. Салганик, Н. Гринева, 3. Шабарова) методика адресованной модификации нуклеиновых кислот (работа выдвинута на соискание Ленинской премии 1990 года). Предлагая ее, исходили именно из представления, что в молекулах ДНК имеются особые зоны, блоки нуклеотидов, управляющие работой генов. И тогда, стоит лишь заблокировать эти зоны, будет прекращена работа «неугодных» генов - например, у того же вируса СПИД, у онкогенных вирусов, у протоонкогенов. Авторы сообщали, что уже получены обнадеживающие результаты при лечении клещевого энцефалита у подопытных мышей.

Уже шла речь о том, что и с позиций эпигенетики для процессов, управляющих (через конформационный механизм) работой генов, небезразлична первичная структура молекул ДНК. Поэтому вполне можно ожидать изменений в работе генов и в результате использования методики адресованной модификации ДНК. Но очевидно, что аналогичный эффект мог бы быть достигнут и иным путем - изменением эпигенетических условий, в которых работает «молекула наследственности» вредоносного вируса.

Если верно, что идеи теории конформации приложимы и к работе этих биополимеров, то такого феномена ожидать более чем следует. И он имеет место! Как известно, наши ближайшие родичи - шимпанзе (кстати, единственные из приматов) тоже болеют СПИДом. Но у них эта инфекция не имеет такого зловещего, губительного характера, как у человека. Причина, несомненно, в отличных от человеческих параметрах эпигенетической среды в организме шимпанзе. Хотя эти различия малы и носят больше количественный характер (опять балансовая регуляция!).

К сожалению (в который раз приходится использовать этот оборот речи), пока не известно, в чем конкретно различие эпигенетических механизмов человека и шимпанзе. И очень жаль - у человечества остается очень мало времени, чтобы попытаться воспользоваться и этим, может быть, решающим шансом в борьбе со страшной инфекцией, грозящей, по прогнозам пессимистов, лет через 30-40 привести человеческую цивилизацию к гибели.

К вопросу, о котором идет речь, непосредственно примыкает проблема более глубокого познания механизмов иммунитета, срабатывающего (или не срабатывающего) в ответ на проникновение в организм человека чуждого белка, вирусной нуклеиновой кислоты. Явление иммунного ответа традиционно рассматривают на клеточном уровне реагирования защитных систем (фагоцитоз, лейкоцитоз).

Оказалось, однако, что главное значение здесь имеет генерализованный, то есть идущий на уровне всего организма, биохимический ответ его органов и систем (В. Кованов). И лишь после этого лейкоциты организма получают команду к поиску подлежащих нейтрализации антигенов, например выделяемых тканями органа, вживленного при трансплантации, и убивают в итоге клетки, его продуцирующие. А вирус СПИДа «ищет» клетки кровеносной системы с подходящими для его метаморфоза биохимическими параметрами. Предотвратить биохимические реакции распознавания такого рода - значит овладеть качественно новыми методами воздействия на подобные процессы. Пока об этом можно лишь мечтать.