Метод корреляционных плеяд

Важнейшее значение для фенетических исследований могут иметь работы ленинградского биометрика профессора ЛГУ П. В. Терентьева, развившего метод корреляционных плеяд, который позволяет успешно решить проблему выбора из массы признаков наиболее устойчивых, «самостоятельных». Пока этот процесс зачастую основывается исключительно на интуиции и наблюдательности исследователя-фенетика. И не исключена возможность использования не независимых, а скоррелированных, взаимосвязанно изменяющихся и наследуемых признаков. Предложенный П. В. Терентьевым метод корреляционных плеяд избавляет исследователя от работы «методом тыка» в поисках ведущих признаков, хранит от опасности изучения признаков-дублеров, признаков-«призраков».

Метод основан на математическом анализе массива признаков, из которого сначала выделяются подсистемы скоррелированных признаков, а уж из них - наиболее устойчивые, ведущие (маркерные) признаки-фены. Такие ведущие признаки аналогичны «родовым признакам», представление о которых использовал, например, Н. И. Вавилов. Анализ признаков-фенов с помощью соответствующего метода позволяет получить динамику этих признаков в онтогенезе или в эволюции.

Метод корреляционных плеяд совместно с методом профилей С. Р. Царапкина был применен для изучения эволюционного движения признаков в одном из родов пауков-волков. Оказалось, что достаточно специализированные структуры ротового аппарата - хелицеры у этой группы пауков все еще «сохраняют привязанность» к плеяде признаков конечностей, которым они гомологичны и обязаны своим происхождением. Этот пример показывает пригодность данного метода анализа даже для изучения движения наследственности в ходе макроэволюции.

С помощью корреляционного анализа плеяд признаков-фенов могут быть получены сведения о любых иных изменениях в структуре целостности, о закономерностях, которым подчиняется связь между фенами, о реагировании фенов на изменения условий среды или селекции и прочие. Причем данный метод позволяет по изменению показателей корреляции между фенами одной плеяды проследить весь ход эволюции наследственности. Работы В. Л. Шмидта, Л. Д. Колосовой, Р. Л. Берг и других показали, что в этом отношении методу плеяд нет равных. Можно лишь сожалеть, что пока в фенетике направление исследований, внедренное в науку нашим соотечественником П. В. Терентьевым, еще не оформилось в самостоятельный раздел.

Перспективное приложение фенетических исследований к теории наследственности вырисовывалось в процессе изучения эпигенетической изменчивости у простейших. Занимавшиеся этой проблемой Ю. М. Оленов, Ю. И. Полянский, В. А. Ратнер, Р. Н. Чураев, А. Л. Юдин пришли к выводу, что углубленная разработка относящихся сюда вопросов невозможна без применения методов фенетического анализа. «Необходимо перейти, - пишет А. Л. Юдин, - от использовавшихся до сих пор в качестве маркеров признаков сложной и, как правило, неизвестной биохимической природы… к элементарным биохимических признакам. Здесь можно предвидеть значительные трудности, связанные с культивированием и получением больших масс клеток, отсутствием до сих пор искусственных питательных сред и аксенических культур». Понадобятся также особые микрометоды биохимического и биофизического исследования эпигенетических факторов на клеточном уровне - пока их нет или они несовершенны.

К фенетике тяготеет еще ряд важных, но пока тоже слабо разработанных проблем теории наследственности - о фенокритических стадиях онтогенеза, о динамике гомологичных фенов в онтогенезе и в эволюции, о генетической «прописке» фенов аналогичных, но обязанных своим формированием действию разных генов (типа мутации «черное тело» у дрозофилы), и другие. От правильного выбора ориентиров для будущих исследований будет зависеть, какое место займет фенетика в системе наук, с разных сторон исследующих грандиозное явление наследственного осуществления.