Сравнительно-морфологическое направление

Д. П. Филатов и его ученики Г. В. Лопашов, В. В. Попов и другие сформулировали проблему синтеза явлений формообразования с эволюцией органов и высказались о необходимости причинного анализа этих явлений. Основные итоги своих работ и размышлений в области эволюционных и эмбриологических подходов к познанию процессов формообразования Д. П. Филатов изложил в книге «Сравнительно-морфологическое направление в механике развития, его объект, цели и пути», изданной в 1939 году. Это сравнительно небольшое по объему произведение - кладезь мудрых выводов и идей.

Д. П. Филатов выделил три основных направления исследования индивидуального развития: доэволюционную морфологию, эволюционное и сравнительно-морфологическое направления. Характерная особенность доэволюционной морфологии - отсутствие конкретного представления о начале, ответственном за формирование тех или иных новообразований (форм) в онтогенезе. Эволюционная теория наследственности исходит из того, что многие части различных живых форм находятся между собой в генетической связи, родственны по происхождению, сформированы из одних и тех же зачатков. Закономерности изменения процессов формообразования стали восприниматься как закономерности эволюционного процесса (А. Н. Северцов, Б. Ренш, А. Ремане, Г. де Бэр).

Сравнительно-морфологическое направление наиболее полно соответствует задаче познания механизмов формообразования; «основы метода эволюционной морфологии сохраняются и в нем, но конкретизируются еще больше, дополняясь новыми положениями, полученными на путях исследования в этой новой области», проводимым по определенному плану экспериментальным анализом процессов формообразования. Этот анализ призван выяснить причины нарушений формообразования, наблюдающихся при появлении новых признаков, сопровождающих эволюцию организмов. Школой Д. П. Филатова были только начаты такого рода исследования, но они принесли важные результаты.

По мнению Д. П. Филатова, главным объектом сравнительно-морфологического исследования должен быть формообразовательный аппарат. В это понятие он вкладывал идею о существовании и важнейшем значении в индивидуальном развитии любой живой формы двух взаимодействующих компонентов: индуцирующего и реагирующего на индукцию.

Индуцирующий агент - это ткань (орган) развивающегося зародыша, «подающая сигналы», прежде всего биохимические, а реагирующий компонент - это ткань, клеточный комплекс, реагирующий на индуцирующие воздействия посредством формообразовательной реакции. Эти взаимосвязанные компоненты и есть тот конкретный материальный элемент индивидуального развития - формообразовательный аппарат, который должен рассматриваться как основная единица этого развития.

Познание глубинных основ механизмов формообразования, полагал Д. П. Филатов, возможно только через изучение формообразовательных аппаратов. К этой мысли не прислушались, не оценили ее по достоинству современники ученого (типичный постулат несолидности!), да и в наши дни еще не до конца осознано ее значение для теории наследственности. «К сожалению, - отмечал Б. П. Токин, - научное наследие Д. П. Филатова развивается крайне недостаточно. Между тем намеченный им эволюционный подход к изучению «формообразовательных аппаратов» в настоящее время прогресса биохимии принес бы, вероятно, много значительного для науки о наследственности».

Действительно, Д. П. Филатов пришел к целому ряду важных выводов. Так, он обнаружил, что не только онтогенез в целом есть многоэтапный процесс, но что развитие каждого органа, каждой его части характеризуется многофазностью. Воздействие эмбриональной среды (формативное влияние) «детерминирует в определенные моменты развития судьбу отдельных частей зародыша и, нужно думать, в большинстве случаев таких моментов оказывается несколько». Можно подозревать, что приведенный вывод сформировался не без влияния теории стадийности Т. Д. Лысенко и даже как «реверанс» в ее сторону (речь идет о публикации конца 30-х годов). Но взгляды Д. П. Филатова лишены односторонности лидера агробиологии в самом главном - в вопросе о механизмах формообразовательной индукции. Он четко придерживается мнения, что «для проявления наследственных факторов нужно воздействие или внешней среды, или соседних частей развивающегося зародыша».

Д. П. Филатов последовательно отстаивал мысль о том, что именно эволюция, процесс исторического преобразования систем формообразовательных аппаратов - первопричина тех дифференцировок, которые наблюдаются у современных форм организмов. Он намечает путь, по которому необходимо следовать, изучая генетическую связь дифференцировок у родственных организмов. Этот путь включает два этапа. На первом важно установить сам факт наличия той или иной дифференцировки, факт взаимодействия индуцирующего и реагирующего компонентов - формообразовательного аппарата. Этот этап получил название «основного опыта».

На втором этапе, когда посредством основного опыта получены первые сведения о существовании формообразовательного аппарата, ставится цель изучить все возможности элементарной единицы онтогенеза. Такой цели можно добиться, изменяя условия опыта на тех же объектах либо сравнивая гомологичные формообразовательные аппараты у представителей разных групп (отсюда и название самого метода - сравнительно-морфологический). Оба эти пути исследования «заставляют формообразовательный аппарат обнаружить такие его признаки, которые оставались скрытыми в основном опыте», обнаружить потенциальные резервы наследственности организмов.

Нетрудно понять, что в отличие от Т. Д. Лысенко Д. П. Филатов в воздействиях внешней среды, ее меняющихся условий видел не способ преобразования наследственности, но важное средство познания ее многообразия, многоликости, раскрытия содержания того ее свойства, которое ныне мы именуем нормой реакции. «Единичный опыт в области теории наследственности мало что дает, его можно сравнить с точкой. Как точка не дает нам никаких указаний о направлении, так не дает нам этого указания и отдельный опыт. Но если появится другой, измененный опыт, то это будет уже другая точка, ее положение будет иное. Между этими точками можно провести линию, и эта линия в некоторых случаях может указать направление, в котором должно вестись исследование».

Нет сомнения, что в систему знаний будущей синтетической теории наследственного осуществления (СТНО) работы по эволюционной морфологии войдут важным составным элементом.