Чего не хватает молекулярному направлению

Многие учены полагают, что молекулярному направлению не хватает «малости» - высоты, с которой можно видеть весь организм в единстве функционирования всех уровней его организации, и умения реализовать такое системное видение в теории и практике. Академик В. А. Энгельгардт, много сделавший для развития в нашей стране молекулярной биологии, призывал к ориентации научного поиска, направленной «от наиболее примитивных, элементарных, в основном молекулярных уровней к уровням все более возрастающей организации, к системам, приобретающим новые свойства и функции». Такой системный подход к пониманию явлений наследственности позволяет показать, каким образом информация о белках, закодированная в молекулах нуклеиновых кислот, трансформируется не абы как, а именно в тех направлениях, в которых «заинтересован» развивающийся организм.

Ныне ясно, что безуспешно пытаться получить ответ на означенный вопрос, не выходя за пределы концепций молекулярного редукционизма, не пытаясь использовать данные других направлений изучения наследственности, хотя такая постановка вопроса о способах изучения наследственности представляется многим чуть ли не еретической. Это дало повод Б. П. Токину сделать вывод, что реальна опасность «превращения некоторых генетиков и молекулярных биологов в «двойников» тех биологов, которые в недалеком прошлом претендовали на монопольное положение в биологической науке… Грустно сознавать, что некоторые круги биологов отвыкли от дискуссий и каждое несогласие и критическое замечание расценивают как враждебный акт. Настрадавшиеся в свое время генетики тревожно рассматривают возможность пересмотра положения о монопольной роли ДНК в кодировании наследственной информации».

Высказанные Б. П. Токиным опасения не лишены оснований. В статье «О монополизме в науке», опубликованной в бюллетене «НТР: проблемы и решения» (№ 15 за 1988 год), профессор А. Клесов в качестве «ярчайшего примера» ссылается именно на работы по молекулярной генетике. Сам термин «генетика» стал большинством восприниматься как синоним понятия «учение о наследственности». А. Е. Гайсинович в своей книге «Зарождение и развитие генетики» (1988 г.) «впервые на русском языке излагает историю учений о наследственности от древности до наших дней». Однако в качестве негенетических учений о наследственности в ней фигурируют лишь древние представления преформизма, отвергнутая примитивно-эпигенетическая концепция прошлого века, слишком бегло затронуты работы биометрической школы.

В книге совершенно не упомянуто о вкладе в разработку учения о наследственности приверженцев экспериментальной эмбриологии разных школ, а это - целый пласт в учении о наследственности. Нет в ней анализа исследований в смежной области - морфофизиологии, установившей много нового в течении формообразовательных процессов у растений, а это - целая глава в теории наследственности. Не оценен вклад ученых, занимавшихся эволюционной морфологией (А. Н. Северцов, Д. П. Филатов, И. И. Шмальгаузен и др.), а это, несомненно, - раздел в учении о наследственности. «Забыты» работы И. В. Мичурина, отнюдь не потерявшие своего эпохального для теории наследственности значения, несмотря на дискредитацию его имени лысенковцами. Ничего не сказано в книге о достижениях и перспективах учения о соматическом эмбриогенезе, клеточной инженерии. Обойдены история формирования и проблемы нового раздела - фенетики.